Автостоп по-американски

Чем отличается автостоп в США от автостопа в России? У нас чаще просят денег за проезд (иногда, людям, действительно, на бензин не хватает). У них такой проблемы нет. Наоборот, шоферы, решив, что вас ограбили, или что просто все нерасчетливо прогулялось, могут предложить денег на автобус, или хотя бы на обед. Но в США стопить опасно — и не из-за возможности встретить водителя-маньяка, а из-за полиции. Автостоп во многих штатах Америки запрещен. 
В Америку многочисленные компании зазывают студентов работать и путешествовать. Но на деле получается — только трудиться, причем с рабочем днем, уходящим в бесконечность. А на отдых и времени маловато, и денег как-то жалко. Те автобусные туры, что предлагаются многочисленными кампаниями, обычно влетают в копеечку. Да и путешествовать «дикарем» на автобусах «дальнего следования» — занятие не из дешевых. Правда, если есть возможность воспользоваться электричкой или поездом, можно прилично сэкономить (в 2 или 3 раза дешевле, чем на автобусе). Также дешевле туры, предлагаемые русскими с Брайтон-Бич (наши везде если не халяву, так дешевизну найдут).
Но наше трио женского рода ничего и никого не боялось. Поэтому в конце бурно-проработанного лета мы решили отправиться автостопом на Ниагарский водопад, что от городка, в котором мы жили (штат Нью-Джерси) примерно в 700 км. Как от Москвы до Питера.
Купили карту. Выбрали маршрут. Проезжая по живописнейшему штату Нью-Йорк, расположенному в гористой местности, случайно обнаружили, что столица его — вовсе не Нью-Йорк сити, а не очень большой город Атланта.
У большинства сердобольных американцев вид стопящих на дороге юнцов вызывает сочувствие. Во-первых, все они начинают предупреждать, что США — это не Европа, здесь так много маньяков. Во-вторых, они, не понимая, что наличие денег не мешает автостопу, наивно полагают, что сей «опаснейший» способ передвижения избран именно из-за отсутствия финансов. Поэтому многие горят желанием купить вам билет на автобус, или, по крайней мере, дают свой телефон, чтобы вы им позвонили в случае нужды. Один афроамериканец, изъяснявшийся на таком сленге, что лучше бы говорил по-китайски, пользуясь взаимным непониманием, вручил нам 10 баксов на обед. Мы то, с нашими российскими стандартами, думали, что он у нас на бензин просит, и стали ему говорить «no money» — вот он и посочувствовал бедным «голодным» туристкам.
А про маньяков… По пути пожилой американей итальянского происхождения изложил нам свои взгляды на виагру и пожаловался на неуемный итальянский темперамент, который ну никак не довольствуется одной женщиной. «Представляете, каково всю жизнь было моей жене, бедняжке», — расчувствовался казанова в отставке.
К сожалению, питаться в дороге приходилось во всяких там «Макдональдсах» и «Бургер-Кингах», так как именно они соседствуют с магистралями. Зато покушать можно всего на 2 доллара — при этом во многих «бистро» купив один стаканчик любой воды, можно наполнять его еще и еще раз бесплатно. Вообще же лучше не следовать американской макдональдсной практике — очень вредно для желудка, а для девушек — чревато мгновенным потолстением. В простеньком ресторанчике с вполне нормальной едой можно поужинать за 6-10 долларов.
На полдороге пришлось заночевать. Попросили молодых ребят, которые подвозили нас последними, остановиться около какого-нибудь отеля подешевле. Остановили. Отель назывался «Red roof» («Красная крыша») — оказалось, что от обычных отелей он отличался возможностью за дополнительные плату смотреть эротические каналы. Нам ночь стоила около 25 долларов, без каналов.
Вообще один из наиболее дешевых вариантов — сеть гостиниц «Days inn». Отели эти расположены на окраинах большинства городов. И переночевать там можно за 20 баксов с носа — если втроем взять один номер. При этом просить надо комнату с «king size bad». Кровать там действительно «king size» — огромная. Мы подумали, что это для семьи с малышом, чтобы спать втроем, но, вспомнив, какими крупными нередко бывают американцы, поняли, что это стандартная двуспальная кровать. Просто на ней легко могут разместиться с комфортом чуть ли не четыре худенькие русские девушки.
А вот в частные отели лучше не обращаться. Мало того, что дороже, так в одном таком мотеле нас надурили, залог за ключи взяли, сказали, что утром деньги вернут, а утром новая консьержка ни про какие залоги не слышала.
В общем, до Ниагары мы добрались без особых приключений. А там, всего за 7 баксов на маленьком утлом суденышке почти вплотную подплыли к мощному потоку. Кстати, Ниагарский водопад самый большой в мире по объему падающей воды, а не по высоте. Самый высокий водопад затерялся где-то в лесах Южной Америки.
Нас ждал обратный путь. Нормальные герои никогда не путешествуют по одному маршруту. Поэтому выбрали другую дорогу. Туда ехали по платной автомагистрали, обратно поехали по бесплатной. Оказалось, что дороги, на карте различающиеся всего лишь цветом, на местности разнятся кардинально. Платные дороги — это «межгород». А по бесплатным ездят к соседу в гости, да в любимый гольф-клуб. Машины приходилось менять как перчатки.
А тут еще погода испортилась. Небо — серое, в тучах, на многие мили вперед и назад — ни домика, все поля да поля. И тут — полиция. Что ей соврать? Так, мимо проходили, завидели машину друзей и стали им махать, чтобы остановились. Интересно, куда это мы мимо проходили, если ближайший город через 10 км?
Засадили нас в машину с приятными решетками на окнах. Английский от страха резко ухудшился, что и сыграло нам на руку. Из нашего несвязного лепета полицейский сам сложил картину, удовлетворившую его представлению о мире. Заслышав что-то про автобус, он понял: у девушек кончились деньги (бедняжки), они сели в автобус, а злодей-водитель, узнав об отсутствии финансов, высадил несчастных по среди дороги. Полицейский долго пытался выяснить у нас название автобусной кампании, чей водитель посмел осуществить Такое. Наверное, хотел послать выговор.
Оказалось, полиция в Америке — самый быстрый автотранспорт, ей одной можно превышать скорость. Обычные водители очень уж бояться получить «тикет» — сколько-то там тикетов, и можно лишится прав на два года, а, если не повезет, то на всю жизнь.
Полицейские машины в США оснащены компьютерами. Со своего пассажирски-преступного сидения мы наблюдали, как полицейский вел переговоры с участком в он-лайн режиме. — А они не террористки? — Да нет, не похожи. — Не беженцы? — С визой все в порядке.
Привезли нас в участок какого-то малюсенького городка. Там местный инспектор смотрел на нас как на главное чудо сезона. Конечно, в их захолустье события случаются раз в сто лет, а тут три русские девицы, обиженные судьбой. Он аж весь светился от любопытства, добродушия и желания помочь. В итоге отправили нас в другой город, побольше, в центр социальной помощи населению. На входе там проверяли почти как в спорткомплексе «Олимпийский», сумки просвечивали. А у нас в сумках — пиво. А за пиво несовершеннолетним грозит штраф и трудовые повинности от месяца до полугода. (Пиво нам кто-то по пути подарил, на дорожку). Но местная полиция решила, что у таких добропорядочных путешественниц с собой может быть только кока-кола, поэтому багаж открывать не стали.
Полтора часа в подвальной комнате без окон, и нам сообщают, что для нас куплены билеты на автобус до Нью-Йорка. А там мы должны будем обратиться в другую кампанию, которая достанет нам билет до места нашего «постоянного» американского проживания. Вот только заминочка вышла. Следующий автобус на Нью-Йорк пойдет завтра. Не расстраивайтесь, сочувствуют нам, остаток дня и ночь вы проведете в гостинице на полном пансионе.
И эта сельского вида двухэтажная хибара — гостиница? И в гостиницах проверяют на вши? Нам стало страшно, что попали в бомжатник. Но, разместившись в опрятном уютном номере на троих со всеми удобствами, мы узнали, что попали в приют для женщин, пострадавших от мужского насилия. Кроме нас, там были две молодые женщины. Одна — вьетнамка, вышла замуж в 18 лет за господина под 50, и тот ревновал ее к столбам, деревьям и кустам, бил, ругал. Друзей у нее не было, вот и обратилась в приют, где дамы с американским гражданством могут жить месяцами. Второй женщине бывший друг детства подсыпал в колу наркотик и изнасиловал — а в приюте она (мать двоих детей) проходила курс реабилитации.
Утром нас ждал автобус в Нью-Йорк. Работницы приюта выдали нам талон на питание в дороге. На автобусной остановке он превратился в 10 баксов на каждую, с предложением закупится продуктами в ближайшем магазине. Но до Нью-Йорка мы не доехали — это было утро 11 сентября. На полпути автобус развернули, и всем было предложено вернуться назад. Все дороги на юг и на Нью-Йорк были перекрыты.
Мы опять обратились в свой приют, где нам уже не были сильно рады. Но не выгонишь же нас на улицу!
На следующий день устроили себе экскурсию по окрестностям. Город находился в красивейшей долине среди гор. Все в округе цвело и пахло, а зеленый цвет был лишь едва тронут желтизной. Гуляй, душа! Только никуда не сворачивай, потому что даже горы — чья-то собственность. Повсюду вдоль дорог (шоссейных и проселочных) таблички: «прохода нет, нарушители будут привлечены к ответственности по суду».
Так как общественный транспорт не функционировал, центр социальной помощи нанял для нас персональный микроавтобус, которой доставил путешественниц к дверям своего «американского» дома. Водитель, всю дорогу рассказывавший нам о своей талантливой жене, обожающей кошек, и о своей компании — «лучшей» автобусной компании на восточном побережье, на прощанье насыпал нам всем по горсти замечательных конфет. «Будете разворачивать конфету, кушать и обо мне вспоминать», — сказал он грустно.
И нам тоже было грустно. Потому что так тепло относились к нам буквально все, с кем встретились на пути — от водителей до работников центра социальной помощи, которые вовсе не обязаны были помогать нам, ведь мы — не граждане США. А ведь мы для них — не просто чужие, мы — иностранцы, жители страны, с которой почти 40 лет шла холодная война.

Читайте также  От Онеги до Балтики